в

«Батарейки крымской эйфории разрядились. Люди больше не хотят прощать внутренние проблемы»

«Батарейки крымской эйфории разрядились. Люди больше не хотят прощать внутренние проблемы»
Социолог Элла Панеях

«У власти не осталось ни одного инструмента, чтобы уловить, что нужно той части общества, которая развивает страну и отвечает за будущее». Социолог Элла Панеях — о сути екатеринбургского протеста.

Протест жителей Екатеринбурга против строительства храма святой Екатерины в сквере возле Драмтеатра стал самым заметным политическим событием в России за последнее время. После нескольких дней противостояния граждан и силовиков забор, огородивший большую часть сквера, демонтировали по просьбе митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла, и место для кафедрального собора будут выбирать заново. Элла Панеях, социолог, доцент Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге, рассказала, что означает этот протест в масштабе страны и чего ждать дальше. 

— Протестующих можно поздравить. Своим упорством и демонстрацией готовности не расходиться они заставили власть понять, что просто так избавиться от них не удастся. Но есть и другой момент: Екатеринбург — один из самых влиятельных городов в те моменты постсоветской истории России, когда шатается ситуация и меняются настроения. В конце 80-х и начале 90-х события в тогда еще Свердловске тоже сыграли заметную роль, которую никакие другие города, кроме Москвы, обычно не играют. Видимо, в Екатеринбурге есть общественность, готовая рисковать, проявлять упорство и последовательность в выражении своих настроений. 

Кроме того, по своему социальному профилю Екатеринбург ближе к остальной городской России, чем к Москве и Петербургу. Поэтому велик шанс, что в других местах, где столичные начинания могут показаться слишком радикальными или элитарными, воспроизведут екатеринбургский опыт.

Протесты против застройки скверов и строительства церквей начались сразу же, самый заметный пример — Красноярск. И там протестующие добились желаемого, потому что власти не захотелось видеть такую же картину, как в Екатеринбурге, так же оказаться в фокусе внимания российской и международной прессы. 

Эти события могут стать своеобразным триггером, и естественно, что власти хочется как можно скорее их погасить. Наверное, и РПЦ не жаждет оказаться виновником такого развития ситуации, той структурой, против которой протестуют люди. Протест может вызвать недовольство Церковью и со стороны светских властей: «из-за вас такие неприятности».

Протест против строительства храма в сквере — во многом результат того, что РПЦ постепенно перестает быть авторитетом, по крайней мере, в глазах молодого поколения и продвинутой части населения.

Она перестанет быть активом, с которым федеральной власти выгодно иметь альянс, и становится токсичным пассивом, символизирующим отсталость, патриархальность, нежелание меняться и развиваться, вести диалог с образованной и активной частью общества, с молодежью в частности. Раньше высокий авторитет церкви работал на авторитет власти, у которой репутация была хуже. Сейчас, похоже, у светской власти репутация даже лучше, хотя и она очень сильно испортилась. Другая причина, конечно же, недовольство самой властью, не столько даже самими решениями, сколько ее образом действий.

На фоне цивилизующегося и развивающегося общества действия власти выглядят все более грубыми, высокомерными, пренебрежительными к мнению людей. Люди в России попросту уже не ведут себя так друг с другом, как позволяют себе чиновники. В изрядной степени это вопрос коммуникации.  

Почему никаким другим способом, кроме протеста, стало невозможно ничего добиться? Практически все общественно значимые цели, которые может поставить перед собой активная часть общества, таковы, что в существующей политической системе не осталось способа даже попросить об этом, а не то что потребовать. Механизмы обратной связи между властью и обществом сломаны на всех уровнях. И одновременно все сложнее сделать что-то самим — власть мешает, становится на пути у любой самоорганизации людей, будь то независимый бизнес, благотворительность или общественно-политическая активность.

Власти все еще иногда удается угадывать интересы консервативной части общества, слабых и зависимых, или тех, кто кормится с бюджета: за счет зарплаты, пособия, пенсии или чиновничьей ренты. Хотя с пенсионной реформойруководство страны очень сильно просчиталось, потому что не понимает, что происходит с обществом и как оно сейчас устроено, как устроена российская семья и какой эффект вы получите, пытаясь удержать на работе маму и бабушку на лишние пять лет.

Но у власти уже не осталось ни одного инструмента, чтобы уловить, что нужно той части общества, которая развивает страну, отвечает за работу экономики и будущее.

Речь идет не только о демократических инструментах, честных выборах и свободной прессе. В последнее время социологические опросы «сломались» — они не улавливают настроения правильно. Чтобы у человека появилось мнение, которое мог бы уловить массовый опрос, оно должно сложиться под влиянием длительного и публичного обсуждения темы. Опросы перестают работать в обществе, где нет публичной дискуссии с внятными политическими последствиями. И так происходит с большим количеством разных механизмов обратной связи, в том числе и тех, которые работают в других авторитарных режимах. 

Поэтому пока сначала власть не сделает что-то, что больно ударит по интересам активной части общества, у нее нет никаких способов узнать о последствиях своего решения.

После того как люди выходят на улицу, ситуация в изрядной степени зависит от того, были ли эти действия намеренными или никто не собирался плевать в лицо общественности. Наверное, власти думают: если построить храм, одним горожанам будет приятно, другим— безразлично. Но от их внимания ускользнуло, какое имеет значение этот сквер для людей, существование которых инструменты власти не улавливают — хотя это полстраны и полгорода.

Да, в Екатеринбурге власть старалась найти другое место для строительства собора — таким образом на протест реагировали два раза. Но проблема в том, что у городской власти нет инструментов, при помощи которых она может узнать, какие места чувствительны для активной части публики, чтобы официально и формально это учесть. Власти неоткуда понять, что для людей важна площадь с фонтаном, у которого они привыкли фотографироваться, что им важно, чтобы посредине пруда не торчала церковь. Поэтому она и ущемляет интересы людей, а потом получает сигнал, что это плохая идея. Наверное, строительство храма в сквере обсуждали на некотором уровне, но существующая бюрократия не способна конвертировать результаты этой дискуссии в официальное решение с учетом мнения тех, кого оно заденет. 

Степень раздражения людей растет, оно обращает внимание на каждую подобную бесцеремонность. Недовольство удваивается, когда речь идет о строительстве очередной церкви, поскольку официозно насаждаемое православие в очень секулярной стране раздражает сильно и многих.

С официозным православием ассоциируется грубое и избыточное вторжение государства в частную жизнь, а ведь мало чего есть более интимного, чем вера. Неприятно, когда тебе, взрослому человеку, неверующему в третьем поколении, вдруг начинают рассказывать по телевизору, во что нужно верить. Между прочим, верующему в третьем поколении тоже, наверное, неприятно, когда официозные люди, успевшие побыть членами КПСС, начинают учить их детей, в школе, скажем, как правильно чувствовать и во что верить. 

Все это наложилось на меняющееся настроение граждан, на то, что разрядились батарейки крымской эйфории. Люди больше не готовы за внешнеполитические «успехи» прощать проблемы и просчеты на внутреннем фронте, особенно неприемлемый для современного человека стиль поведения в отношении граждан. 

***

ВЦИОМ подвел итоги опроса жителей Екатеринбурга: 58% считают, что храм Святой Екатерины должен быть построен в другой части города. На прямой вопрос, является ли сквер у Театра драмы удачным или неудачным местом для строительства храма, только 10% поддержали выбор места, а большинство жителей Екатеринбурга (74%) охарактеризовали это место как неудачное.

 

0 0 vote
Article Rating

Автор Valentin

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Просмотреть все комментарии
Рейтинг доверия Путину обновил исторический минимум

Рейтинг доверия Путину обновил исторический минимум

Доходы россиян резко возрастут

Доходы россиян резко возрастут