в

Чем обернется для Рунета закон об оскорблении власти

Путин - критика власти

Противодействие «фейк ньюс» и штрафные санкции за оскорбление власти не спровоцируют массовых репрессий, хотя и открывают путь к злоупотреблениям. Новый закон об оскорблении власти явно не добавит уважения к ней. 

Президент Владимир Путин в понедельник, 18 марта, подписал резонансные законы о наказаниях за неуважение к власти, госсимволам, а также за распространение недостоверной общественно значимой информации («фейков»). Документы были подписаны Путиным несмотря на то, что президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека указывал на необходимость доработки законов и направил главе государства экспертное заключение с призывом не подписывать законы о «фейках» и оскорблении власти.

Распространение «фейк ньюс» через СМИ или интернет физическими лицами, повлекшее причинение ущерба жизни и здоровью, общественному порядку, работе транспорта, объектов жизнеобеспечения и так далее, будет караться штрафом от 30 000 до 100 000 рублей с конфискацией «предмета административного правонарушения». Должностных лиц оштрафуют на сумму от 60 000 до 200 000 рублей, а юридических — от 200 000 до 500 000 рублей.

Максимальная сумма штрафа за фейки будет назначаться в случае, если их публикация повлекла за собой смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу: 400 000 рублей для граждан, 900 000 рублей для должностных лиц и 1,5 млн рублей для юридических лиц.

Закон также предусматривает немедленную блокировку ресурса, на котором эта публикация была размещена. Однако у зарегистрированных СМИ есть возможность самостоятельно удалять спорную публикацию.

Штраф за «явное неуважение» к обществу, государству, госорганам и государственным символам составит от 30 000 до 100 000 рублей. За повторное оскорбление оштрафуют на сумму от 100 000 до 200 000 рублей или дадут административный арест на 15 суток. Каждое новое оскорбление государства в интернете будет стоить нарушителю уже в 200 000–300 000 рублей.

Размер штрафов явно избыточен и не соответствует экономической состоятельности населения, считают эксперты. В судебной практике крайне редко встречаются суммы компенсаций морального вреда за ущемление чести, достоинства или деловой репутации, превышающие 100 тысяч рублей, чаще они исчисляются тысячами или десятками тысяч рублей. «Получается, что система наказаний становится крайне разбалансированной. Или следует полагать, что государство считает более опасным нарушением явное неуважение к чиновнику, чем, например, пропаганду наркотиков или оскорбление чести рядовых граждан»

Охладительная мера

«Ничего супернового и сверхъестественного в сфере государственной политики регулирования интернета с принятием этих законов не произошло. Политика остается неизменной с 2011 года. Тогда была принята, фигурально выражаясь, концепция фильтрации и чистки контента», — рассказал руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Новые законы концептуально повторяют предыдущие, например закон о внесудебной блокировке сайтов. Это может свидетельствовать о том, что у государства нет ничего более эффективного или же, наоборот, пока все устраивает, продолжил руководитель «Агоры».

«За 7 лет титанического Сизифова труда насадить самоцензуру среди пользователей интернета или сотрудников СМИ не получилось. Хотя некоторые запретные темы удалось выкосить начисто, например все, что связано с суицидом. С точки зрения контента сказать трудно, исследований на этот счет не проводилось. По ощущениям, значительного влияния на контент запретительная политика не оказала», — считает Чиков.

Массового преследования пользователей Рунета по новым статьям не последует, продолжил он: «Самая репрессивная статья КоАП — митинговая. По ней в год привлекается несколько тысяч человек. Есть статья о публикации экстремистской символики — около 1000 в год. Это, кстати, была «рабочая» статья для Центра «Э» много лет. Или миссионерская деятельность без разрешения — 250-300 человек. Потенциальная глубина новой статьи — 500-1000 человек».

Ограничения связаны с возможностями административного аппарата. Такого рода дело представляет собой многомесячный цикл: нужен протокол, экспертиза, обязательно последует обжалование. Задействованы полиция, прокурор, судья. Невозможно одновременно вести тысячи таких дел, убежден эксперт.

Ставка идет на то, что всего несколько реальных процессов напугают огромное множество пользователей, предположил Чиков: «Это будут громкие истории, хорошо освещенные СМИ, с жалобами в Конституционный и Европейский суды. В этом смысле медийный эффект охладит людей больше, чем сами репрессивные меры».

Новый закон об оскорблении власти явно не добавит уважения к ней.  Хочется заметить, что в последнее время довольно часто представители власти — и чиновники, и депутаты — позволяют себе публичные высказывания, вызывающие широкий резонанс и глубокое возмущение в обществе. Например, известное умозаключение министра труда Саратовской области Натальи Соколовой о том, что прожиточного минимума достаточно на «макарошки», или заявление главы департамента молодежной политики Свердловской области Ольги Глацких о том, что государство детям «в принципе ничего не должно», или утверждение об отсутствии бедных пенсионеров от министра труда Максима Топилина. Депутат Госдумы от «Единой России» Александр Максимов, пополнил список представителей партии власти, чьи выражения продолжают «радовать» Россиян, «единоросс» умудрился обвинить русский народ в зависти к богатым, ненависти к умным, и потребовал не воспитывать эти отрицательные качества у россиян.

0 0 vote
Article Rating

Автор Valentin

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Просмотреть все комментарии
Максимов

Депутат Госдумы обвинил русский народ в зависти к богатым и ненависти к умным

Приставы и прожиточный минимум

Минэкономразвития предложило оставлять россиянам прожиточный минимум при взыскании долгов